Hotтабыч

Сугубо личных переживаний псто.

Ты жива еще моя жежешка? Жив и я, привет тебе, привет. Сижу в Москве один в кафе на отходняках, испытываю желание излить душу или что там вместо нее, а тут ты, случайный читатель. Н-на!!!! В поезде из Питера показывали киндзадзу, первую часть, не до конца, потом испугались и показывали черный экран. Вместо того, чтобы смеяться, я плакал: сам удивился эдакому катарсису. Я, конечно, бухнул немного: дневной поезд все-таки, но не настолько бухнул, чтобы над кинофильмом рыдать. На улице рядом с вокзалом ординарная узбекская женщина раздавала листовки с криками: "конфискация, недорогие цены". Я, конечно, догадываюсь, что она имела в виду, но от этого не легче. Сегодня у меня переговоры, завтра переговоры. Надо кофе пить, чтобы соответствовать, пока весь кц не изъяли. У меня к мирозданию только два вопроса: что я здесь делаю, и как я здесь оказался?
Hotтабыч

О текущем политическом моменте.

Бывают такие солнечные морозные утра, по мотивам которых можно снимать фильм о заре новой жизни. Именно в такое утро ехал я сегодня по кольцевой в аэропорт. Мысли о самолете добавляли духоподъемного колорита. Бодрый и выспавшийся со стаканом кофе и боевым настроем на день я слушал новости начинающегося дня. В новостях сообщили, что группа депутатов хочет подать в суд на Михаила Сергеевича Горбачева за развал Советского Союза. Они хотят судить восьмидесятилетнего человека, который мирно отдал власть двадцать лет назад, за то, что он дал им, мне и еще сотням миллионов людей свободу. Свободу, которую мы должны были заслужить своей кровью, как все остальные свободные народы, мы получили почти на халяву. Получили и научились использовать для того, чтобы строить образцово-показательную кинза-дзу в стране Высоцкого и Мандельштама и подавать в суд на Горбачева. Я подумал, что если бы из вон той трубы шел дым от сжигания людей вместо нефти и газа, то ничего бы не изменилось для тех, кого пока что не судят и не сжигают. Солнце будет светить одинаково и мне, и этим депутатам. Солнечное морозное утро - начало новой жизни.
Hotтабыч

Дети

Сначала их нет.
Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет.
А потом вдруг раз - и они есть.
Есть, есть, есть, есть, есть, есть, есть.
И все больше и больше, и больше и больше.
И все время, постоянно есть.
С утра - дети.
Днем - дети.
Вечером вместо ужина - дети.
И ночью - тоже дети.
Кругом, повсюду, повсеместно - дети.
Дети, дети, дети, дети, дети.
Как не споткнуться об них? Не сесть на них? Не зашибить дверью?
Дети спят - дети не спят, едят, говорят, перемещаются в пространстве.
Ползающие дети, бегающие дети, прыгающие дети.
Дети, дети, дети, дети, дети.

(no subject)

Машинное шуршание желтого элемента
Сменилось полыханием рыжего огня,
Отбишаяся от рук лента
Медленно уходит от меня.

Нет оглашения приговора,
Как нет и истошных криков птиц:
Оставшиеся без замка затвора
Орудия падают ниц.

Не будет торжественных звуков маршей,
Не ожидается здравниц и тостов,
Приветствую полезные каши,
Затопившие остров.

Нет счета людскому бессилию
Ни бога нет, ни чудес,
Тридцать три незабудки в линию -
Еще не лес.

на злобу, простите, дня

Пропаганда гомосексуализма – это не когда какой-нибудь гомик рассказывает по телику, что ему нравится баловаться под хвост. Пропаганда гомосексуализма – это когда всякие пидорасы делают что хотят с огромной страной в своей пидарской извращенной форме лет 15 уже как. И каждый несовершеннолетний в этой стране знает, что пидорасом быть почетно, а нормальные мужики пускай работают пока не сдохнут.

Про одноногую Зину

Одна подруга, звали Зина,
Была не прочь.
"Каков твой план?" - она спросила
На эту ночь?

Я, скорчив доблестную мину -
Сомненья прочь,
Признал, что ем я древесину
Каждую ночь.

Сегодня буду Буратино,
Просто точь-в-точь,
А ты надень костюм осины,
Чтоб мне помочь.

Сбежала интриганка Зина-
Постой! Постой!
Нога ж ее из древесины
Всегда со мной.

Из дорогой красной осины
Ее нога,
Ей одеваю мокасины
По четвергам.

По пятницам я в магазины
Ее вожу,
В субботу на кинокартины
Я с ней хожу.

А в воскресенье древесину
Ее я жру,
Но в ней содержаться токсины,
И я умру.

Песня про кошачью жопу (колыбельная медведицы).

На злобу дня, извините.
Путин:
Кошкой украшая доску, вопрошаю
Что ты, гражданин, не спишь?
Все твои соседи: воры да медведи,
Ты хомяк, а станешь мышь.
Народ:
Мы сидим в трясине, словно в паутине,
Жопой нас пугаешь ты зря,
Свои да соседи: волки да медведи,
Нас грызут лет сто подряд.

Я точно не знаю, но возможно в качестве припева уместен хор блоггеров, гражданских активистов и прочих уважаемых людей. Слышу, как они поют на какой-то другой совсем мотив: